…И разверзлись хляби небесные…или Как пережить дождь в пустыне?

Автор заметки Татьяна Котова.

Не успела я обосноваться в Чили — самом засушливом регионе планеты, где дождь бывает раз в несколько лет, и даже зафиксирован исторический факт сорокалетнего отсутствия  осадков, как попала под  его прохладные струи целых три  раза за год и даже умудрилась один раз промокнуть насквозь!

Наверное, с самого детства  я так восторженно не наслаждалась мокрым платьем, липнущим к телу, и тонкими змейками воды, стекающими с волос на лоб и шею. Как же здесь порой не хватает этих маленьких уютных радостей, которые на дождливой Родине теряют свою привлекательность: насладиться, например,  чашечкой горячего ароматного чая, наблюдая в окно, как  снаружи неторопливо начинает накрапывать тихий, печальный дождик, застенчиво дотрагивающийся до стекла  первыми неуверенными капельками.  Или сладко засыпать в тепленькой  берложке под  четкое шуршание  затяжного ливня,  чьи капли наглые, тяжелые,  уверенно выбивают  по асфальту глухую  дробь.  Или услышать сквозь сон, как проказник-ветер, пытаясь тебя разбудить, вдруг огромной своей воздушной лапой вырывает из стройного падающего потока  тысячи мелких капель и резким порывом бросает в твое окно. Толкаясь в суматохе, стремительно летят они по направлению к  стеклу, чтобы  громким слитным шлепком  разбиться о него и обидчиво стечь вниз общим потоком …А ты всего лишь с блаженством  переворачиваешься на другой бочок и потеплее кутаешься в одеялко… Ммм.. здесь об этом остается только мечтать.

Ностальгия моя объясняется совсем просто. В Чили, самое засушливое место на планете, я прибыла  из самой дождливой области  моей страны, где каждодневные осадки — дело настолько привычное, что любой житель региона, выходя из дома, прихватывает с собой зонт по инерции, даже не поднимая взора к небу.

 Но дождь в регионе Атакама в Чили — это целое событие!

 — Ты нисколько не боишься дождя? — спросила меня как-то тетушка Инесс, тихая и скромная старая дева с тусклой  внешностью, для обретения смысла жизни подавшаяся в мормоны. Вопрос показался мне несколько странным. Я совсем не понимаю, как можно дождя бояться.

 — Ты представляешь,  — ее изумление словно перемешивалось с какой-то тревогой, — я сегодня  промокла по дороге в церковь! У меня намокла вся одежда!

Надо же! Оказывается, промокнуть до нитки — для кого-то может являться целым впечатлением!

Чувствовать себя промокшим в этом регионе, — это, наверное, то же самое, что получить солнечный ожог   на каком-нибудь балтийском пляже  в январе месяце.

Необычайно редкое для Чили атмосферное явление застало меня первый раз прямо в дороге. Наш экипированный для экстремальных путешествий автомобиль как раз продвигался по глубинам Атакамы в сторону аргентинских кордильер. И, не успела я подумать о том, что пересекаю самое сухое  место  планеты, как, на свое удивление, увидела впереди сверкающие отблески изогнутых молний. И  вот по лобовому стеклу и капоту торопливо забарабанили первые дождевые капли, вызывая во мне дикий восторг и радость. Автомобиль наш на всей скорости ворвался в дождевую зону, насквозь пробороздил низкие  темные тучи, насквозь пропитанные холодной влагой, а через пару часов также резко эту зону покинул. Но эмоциям не было конца!  Дождь  в пустыне -да  это же…это же так круто! дождь в пустыне Атакама, Чили

дождь в пустыне Атакама, Чилидождь в пустыне Атакама, Чили

Причины же тревоги стали мне понятны чуть позже.

Дожди в регионе Атакама, Чили — это не только целое событие. Это еще и целое бедствие, часто перерастающее в катастрофу национального масштаба.

Атакама — это, по сути, бескрайние каменистые просторы, присыпанные песком. Камни просто не в состоянии впитать в себя щедрые порции воды, падающие с неба, и тогда водные потоки, которым некуда деваться, смешиваясь с песком, вязкой грязью бегут с атакамских высот вниз, накрывая города и поселки, расположившиеся, к своему несчастью, у них на пути. Дороги  превращаются в сплошную густую кашу. Движение по ним закрывается. Терпящие бедствие населенные пункты оказываются отрезанными друг от друга и от всего остального мира.  В схватку с последствиями непогоды вступают всевозможные службы спасения вкупе с местными пострадавшими бедолагами. Разыскиваются пропавшие, разгребаются дома от грязи и завалов, расчищаются дороги. В марте таким образом сильно пострадали чилийские Копьяпо и Чаньяраль. А совсем недавно, в августе, досталось бедняжке Токопильо.

дождь в пустыне Атакама, Чили

Фото из интернета

дождь в пустыне Атакама, Чили

Фото из интернета

дождь в пустыне Атакама, Чили

Фото из интернета

дождь в пустыне Атакама, Чили

Фото из интернета

дождь в пустыне Атакама, Чили

Фото из интернета

дождь в пустыне Атакама, Чили

Фото из интернета

Тем же, кому повезло больше: не встать на пути у потока из воды и песка, — им тоже хватает хлопот в борьбе  со стихией. Только хлопоты эти другого порядка. У каждого, как говорится, свои проблемы. Их проблемы заключаются в повально  протекающих крышах.

Еще в марте, во время заставшего меня в Чили второго по счету дождя, я выходила  на балкон своей террасы жадно втягивать в легкие редкую  для этих мест дождливую свежесть, с любопытством и долей иронии наблюдая  за многочисленными горстками людей, суетливо копошащихся на крышах своих домов.  Одни монотонно черпали воду ковшами, другие ползали по крышам, натягивая на ее поверхность большие  пласты клеенок и целлофанов, третьи торопливо латали крышу всеми подручными средствами в виде кусков шифера и фанеры.  И уже из местячковых новостей я знала, что вода шустрыми струйками бежит по стенам большинства этих домов, а внутри все уставлено кастрюлями и ведрами, отлавливающими в свое нутро падающие сверху капли.

дождь в пустыне Атакама, Чили дождь в пустыне Атакама, Чили

«Ну, кто ж так строит,а…», — беззлобной усмешкой вертелась в моей голове знаменитая фраза  из «Чародеев». Наши люди в такую погоду спокойно  сидят  дома под добротными крышами, пьют чай и смотрят телевизор.

Не успела я поерничать над горемыками, как потекшая крыша собственной  террасы и четырехчасовые физические  упражнения со шваброй, тряпкой  и ведром напрочь убили мою мечту на чашечку крепкого колумбийского  кофе под аккомпанемент мерного постукивания падающих капель.

Фраза «ну, кто ж так строит…» моментально выбыла из категории беззлобных и усмешек уже не вызывала. Ломота в спине и покрасневшие опухшие пальцы серьезно подорвали желание ностальгировать  по дождливым шумам и шорохам.

А потом резко отрубили свет. А потом из кранов незаметно исчезла вода. Тихо растворились  неосязаемые сигналы телефонов и интернета… Жуть какая. Мрак. Дом погрузился в скуку и тоску. Желанная чашечка горячего колумбийского кофе накрылась медным тазом и теперь вообще откладывалась  на неопределенное время.

«Вот так, наверное, и выглядит начало конца света», — подумала я, бесцельно блуждая по темному холодному дому, ставшему похожим на большое молчаливое привидение. И  зябко поежилась. «Ты совсем не боишься дождя?» — вспомнился мне простодушный вопрос тетушки Инесс. Вопрос больше не выглядел странным.  Да чего уж там — еще  парочка подобных  дней,  и дождь, как минимум, начнет вызывать во мне священный ужас.

Бойся, как говорится,  своих желаний. Жизненный опыт давно заставил поверить в состоятельность этого изречения. А с некоторого времени  тот же опыт настоятельно советует  все желания и просьбы, адресованные небесной канцелярии, детально уточнять и описывать до каждой мелочи.  Может так случиться, что желание не только исполнится, а исполнится слишком старательно,  да еще обрастет такими сопутствующими обстоятельствами, — мало не покажется.

К чему это я? Да вот уж не знаю в чем дело: то ли в дышащей на ладан, едва  пульсирующей ностальгии,  то ли в глобальных климатических изменениях, но в августе месяце небесные  хляби вновь решили разверзнуться над самым сухим регионом планеты, вызывая у местных жителей настоящую оторопь. «Шо? Опять?!» — пронеслось в моей голове тихой паникой. И я обреченно потащила на террасу швабру, тряпку и ведро. Но наспех подлатанная крыша моей террасы, еще с прошлого потопа помнящая крепленую русскую брань, на этот раз решила выстоять, пропустив через себя сущие капли.

Облегченно отбросив швабру куда подальше, на этот раз  я-таки  приготовила  себе чашечку горячего кофе, добавив в него  взбитых сливок  в виде бонуса за упущенные возможности прошлого безобразия, и заняла место в пластиковом кресле, как в первом ряду кинотеатра.  Кофе был крепкий и  ароматный. А шум дождя монотонный, умиротворяющий.  Погрузиться в настроение полной лирики мешала лишь  плохая комедия под названием «Дежа-вю», наблюдаемая мной с высоты террасы, как из зрительского зала.  Картина с соседскими крышами повторилась как под копирку. Опять активно закопошились мокнущие стайки латателей крыш: одни таскали на крышу мешочки с песком, другие  натягивали целлофан, третьи  монотонно черпали воду… Возня  на городских крышах набирала обороты.

«Ну кто ж так строит!..»  — укоризненно цокала я языком и прихлебывала душистый кофеек.

Идиллия длилась ровно до того момента, пока я не спустилась на кухню и не обнаружила на стене тонкую струйку, неуверенно ползущую откуда-то сверху.  Только этого мне не хватало… Я метнулась по комнатам, разыскивая другие возможные зоны бедствия, попутно не забывая крыть  руко*опых строителей русскими словами на буквы «х», «п» и «б». Но  дождик вдруг как-то притих, превратившись в уже не опасную мокрую пыль, рассеянную в воздухе.

Новостные каналы снова заполнили эфир тревожными  репортажами, нагоняющими жути в стиле российского НТВ: по стенам жилых домов и офисов бегут ручьи; пожарные откачивают воду из подвала затопленного магазина; в супермаркете пол устелен салфетками и заставлен тазами и ведрами; скривив рот в гримасе страдания, жертвы  коварного дождя  с удовольствием описывают на камеру пережитый ужас,  а также деловито демонстрируют лужи на полах собственных домов.

«Ну, а кто же так строит, а?», — захотелось спросить уже озадаченно.   Многие дома северных регионов Чили совсем не приспособлены под дождливый климат. Оно, конечно, с одной стороны, понятно, — на фиг надо, если вполне себе можно надеяться, что в ближайшие много лет на твою голову не падет ни капли, и  вариант: редко, но метко мучиться от дождей, что-то после них сушить, ремонтировать и восстанавливать, вместо того, чтобы  один раз  покрыть  свой дом добротной крышей, — кажется  им, наверное, куда привлекательней.   Про такие совсем немыслимые вещи, как  водосточные и дренажные системы, я вообще скромно промолчу.  «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится», — часто повторяем мы в России, осуждая нашу беспечность. Оказывается, наша русская поговорка очень даже применима и к мужику чилийскому, причем в буквальном смысле.

Пока я писала эти строки, вполуха слушая программу новостей, в блоке прогноза погоды, по какой-то немыслимой иронии судьбы, на завтра передали дожди… Уставившись в экран, я застыла в шоке. Это не шутка. Там, в небесной канцелярии кто-то чересчур усердно трудится над обслуживанием моей ностальгии.

«А ты не боишься дождя?» — уже зловеще  прошелестел в моей голове тихий  голос тетушки Инесс… Ну, как вам сказать… В общем…бойтесь своих желаний.

Автор заметки Татьяна Котова.

 

 

 

 

 

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Name and email are required. Your email address will not be published.